Статья из «Экспресс газеты» №4: Андрей Разин: «Я был популярнее Михаила Горбачева.»

В этом году исполняется 15 лет со дня основания легендарной мальчуковой группы "Ласковый май", а также 10 лет со времени его распада. "ЭГ" посвятила этой теме три публикации, которые вызвали большой интерес наших читателей ("ЭГ", №25, 36, за 2001 г. и №2, 2002 г.). Однако недавно в редакцию позвонил отец-основатель группы Андрей РАЗИН, который заявил, что многие факты, изложенные разными людьми в интервью нашей газете по поводу "Ласкового мая" - оскорбительная клевета.
Михаил Панюков
8 Февраля 2002

- У меня в коллекции 320 публикаций о "Ласковом мае", - говорит Андрей Александрович, - причем лишь 54 из них - положительные. И я к этому нормально отношусь. Ведь сколько лет прошло, а нас помнят до сих пор. Неудивительно, что мы у многих менее удачливых конкурентов вызываем лютую зависть и ненависть. Но откровения так называемых "экспертов" по "Ласковому маю" на ваших страницах переходят все границы! Официально заявляю: ни Прико, ни Гуров, и уж тем более какие-то Мускатин с Шельдешовым, которые фигурируют в ваших статьях, к студии "Ласковый май" отношения не имеют!
- Но ведь тот же Гуров был вашим солистом!
- Гуров действительно принимал участие в концерте с нами в спорткомплексе "Олимпийский". Но помимо него, там было еще 250 детей из Прибалтики, Белоруссии и т.д., и он не являлся нашим солистом. Все рассказы о том, что кто-то еще стоял у истоков "Ласкового мая", наглое вранье! Группу основал я. И Юру Шатунова тоже нашел я.
- Как это произошло?
- В местной оренбургской газетенке я прочел статью, что был-де талантливый парнишка в интернате №2. Но, к сожалению, покончил с собой, застрелился. Я позвонил директору интерната Тазикеновой. Кстати, ее тоже оскорбили во второй вашей публикации: якобы она била детей, чуть ли не фашистка и т.д. А на самом деле - милая женщина. Так вот директор мне сказала, что Юра уже два года в бегах. А по закону, найденных беглецов отправляют или в спецшколу, или в трудколонию... Тогда я приехал в интернат и узнал от его одноклассников, что Юра в Кумертау, недалеко от Оренбурга, там, где похоронены его родители и живет его бабушка. На поиски ушло три месяца. Нашел, привез в Москву… После чего добился приема у заместителя министра образования Генри Кузнецова, который и помог перевести Шатунова в московскую школу-интернат №24.
- Значит, его опекуном были вы?
- Нет, директор этого 24-го интерната Галина Венедиктова. Она сейчас руководит в столице русско-американской школой.
К Юре и еще одному несовершеннолетнему парню, нашему клавишнику Сергею Сыркову, была приставлена учительница. Днем они учились, вечером у них был концерт и отбой строго в одиннадцать вечера. Никаких девочек-поклонниц под кроватью у воспитанников, о которых говорил Гуров, в помине не было. Нас постоянно контролировали и Минобразования, и Минкультуры. Когда в "Комсомолке" появилась критическая статья о "Ласковом мае", мы попросили Геннадия Селезнева, тогдашнего главного редактора, выделить нам журналиста на время тура. И репортер, прокатившийся с нами по стране, вынужден был признать, что с детьми обращаются хорошо.

Посадил в тюрьму фашиста

- Правда ли, что вы, будучи снабженцем в селе Привольное, взяли колхозные деньги на покупку техники, а сами потратили их на раскрутку "Ласкового мая"?
- Это такое же вранье как и то, что я будто бы "разводил" ставропольских фермеров на деньги, будучи безработным. Да я и снабженцем-то никогда не был! А был, между прочим, заместителем председателя колхоза. К вашему сведению, я уже в третий раз избираюсь народным депутатом. На днях Дума Ставропольского края единогласно избрала меня зампредседателем комитета по экономике, энергетике, строительству и коммунальному хозяйству. Пожалуй, из артистов только Иосиф Кобзон может похвалиться таким долгим политическим долголетием. А в селе "безработный" Разин построил церковь, пекарню, колбасный цех, Дом быта… Последний, правда, пока не работает из-за нехватки персонала.
- Действительно ли "Ласковый май" проверяла прокуратура в лице некоего Веденкина, позже получившего скандальную славу оголтелого фашиста?
- Появлялся Веденкин на нашем горизонте в 89-м году! Предъявил прокурорскую "корочку" и сказал, что ведет дело по нашей группе. Я обратился в прокуратуру Дзержинского района города Москвы и оказалось… что Веденкин самозванец. Его при очередном предъявлении удостоверения арестовали, и он отсидел полгода от "звонка до звонка" за подделку документов. А никакого дела не было и в помине.
- Говорят, приехав в Москву, вы уговорили своего приятеля подвести вас на казенной "Чайке" в "Останкино": позвонили из машины теленачальству, представившись племянником Горбачева, вас тут же приняли и решили все проблемы?
- Бред сивой кобылы в лунную ночь! А вот "Чайка" у меня действительно была. Именно на ней в 84-85 годах Михаил Горбачев передвигался, приезжая на Ставрополье, ее номер М7777мт. На аукционе мне она обошлась в 195 тысяч долларов.
Купил дом президента
- Скажите, вы действительно родственник Михаила Сергеевича?
- Да у нас в "Привольном" все его родственники! (Разин смеется.) Нет, конечно. Кто-то до сих пор так считает, вспоминая песню, которую я пел: "Дядя Миша дорогой, неужели ты не слышишь, как ругают нас с тобой?" А выдавать себя за его родственника не имело никакого смысла: для молодых я был гораздо популярнее, чем он. Да и денег я имел в то время, пожалуй, побольше…
- А что это за история с домом, где проживала мама Горбачева? Якобы вы судились из-за него с экс-президентом?
- Это наше личное дело с Михал Сергееичем… Ничего противоправного я не совершал. Когда Горбачев решил забрать маму в Москву, с его согласия продали дом мне. Но когда я понял, что она в Москву не собирается, то договорился с ней, сельсоветом и всеми заинтересованными лицами: дом остается за ней на период всей ее жизни. Это назвали "договор об опеке". И его Горбачев в суде не оспаривал. Он оспаривал договор о купле-продаже. Когда Мария Пантелеевна умерла, я решил не ввязываться в долгое судебное разбирательство и просто вернул дом Горбачеву. Но он бился за него из каких-то политических соображений. Никто за домом сейчас не смотрит, кое-где обрушились стены, внутри все пришло в негодность… Он ему совершенно не нужен. И я больше не хочу им заниматься: в конце концов у меня есть еще восемь домов…
- Про доходы "Ласкового мая" ходят легенды…
- Точно: это интересует всех. Но вы будете первым, кому я сообщу абсолютно верную сумму. За пять лет существования студия "Ласковый май" заработала 18 миллионов 254 тысячи рублей. Для справки: доллар тогда стоил порядка 90 копеек… Полтора миллиона из этой суммы мы отдали на нужды детских домов.
- Да, эти гонорары сопоставимы со ставками Майкла Джексона!
- Мы, кстати, здорово выручили однажды его сестру Латойю Джексон. Гастролируем в Кривом Роге, вдруг звонок из Москвы от Иосифа Кобзона. Оказалось, что Латойя должна была выступать в спорткомплексе "Олимпийский". Но вместо 10 000 билетов было продано только 2000. Пришлось помочь коллеге. Когда стало известно, что первым отделением выступит "Ласковый май", билеты разошлись за два часа.
Кстати, только мы могли побить рекорд Аллы Пугачевой. Она в те времена могла дать 16 аншлагов в "Олимпийском" подряд. Мы собирали полный зал 17 раз. "Ласковый май" был недосягаем…
Кстати за 5 лет

* "Ласковый май" спел 320 песен, дал 2800 концертов, продал 47 000 000 билетов.
* В 2001 году выиграл процесс у Министерства культуры, отстояв свое название.

http://www.eg.ru/